Опера "Царская невеста"

Премьера на Приморской сцене Мариинского театра: 11 сентября, 2018 года, Владивосток


Музыка Николая Римского-Корсакова Либретто композитора и Ильи Тюменева по драме Льва Мея

Музыкальный руководитель — Павел Смелков Режиссёр-постановщик — Вячеслав Стародубцев Режиссер по пластикеСергей Захарин Сценография и костюмы — Пётр Окунев Художник по свету — Cергей Скорнецкий Видеохудожник — Вадим Дуленко Музыкальный консультант — Ирина Соболева Концертмейстер — Ольга Крукович Главный хормейстер — Лариса Швейковская


Премьера девятой (и одной из наиболее любимых самим композитором) оперы Римского-Корсакова состоялась на пороге XX столетия, когда за её автором уже прочно закрепилась репутация «величайшего сказочника» русской музыки. И поистине вердиевские страсти, кипевшие на сцене, поразили современников, заставив многих упрекать композитора в измене самому себе. Однако Римский-Корсаков настаивал, что только в максимальной открытости драмы, выраженной через пение, заключается и залог успеха, и будущее оперы как жанра. История доказала его правоту: по сей день «Царская невеста» входит в число наиболее любимых и репертуарных оперных партитур её автора.

Пьеса Льва Мея, отсылающая к событиям одной из самых кровавых эпох истории России, давно привлекала внимание Римского-Корсакова. Исторический факт внезапной кончины молодой жены Ивана Грозного вскоре после свадьбы трактован в ней в чисто романтическом ключе. Роковая любовь толкает героев на различные преступления — убийства, наветы, отравления и приводит к трагическому концу всех главных действующих лиц. Финальное сумасшествие Марфы также восходит к традиции знаменитых сцен безумия героинь итальянских романтических опер.

В то же время человеческая трагедия, разворачивающаяся в условиях бесчеловечной системы, злоупотребления и беззакония властей — тема, актуальная во все времена. В постановке Приморской сцены подчёркнуты характер и динамика развивающихся в опере событий. Пространство сужается к арьергардной части сцены, напоминающей клетку, внутри которой происходит большая часть действия. Визуальное усечение, тёмный, сумрачный колорит создают ощущение нехватки воздуха, несвободы. Световая партитура спектакля чутко следует за развитием драмы. В заключительной сцене, когда Марфа медленно отступает в глубину и восходит по ступеням, над её головой появляются очертания мученического венца, нимба.

Утрата царём человеческого облика выражена тем, что в опере это — единственное мимическое (без слов) действующее лицо. В спектакле он также появляется скрытый за золотыми одеждами и маской.

Художественное оформление постановки можно назвать историческим, однако она ни в коем случае не выглядит как возобновление старого спектакля. Органичный сплав традиции с современностью обеспечивает использование конструктивного и живописного элементов в декорациях, великолепные дизайнерские решения костюмов, где точные исторические детали (орнамент, кокошники, платки) сочетаются с условными, символическими (форма, размер). Видеопроекции помогают поддерживать энергетику событийного ряда, считывать смыслы.

Режиссёр разрабатывает конкретный действенный характер поведения героев. Предлагаемые обстоятельства и мотивация персонажей исследуются им через музыку Римского-Корсакова, не входя в противоречие с современными сценическими формами и языком. Важнейшие пункты оперной драматургии получают интересные мизансценические решения: так, в финале образы двух главных героинь, Марфы и Любаши, отождествляются, что подчёркивает характер их жертвы.

Надежда Кулыгина


Фото с репетиций спектакля!


Recent Posts
Archive
Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Vkontakte Social Icon